andreybar

Categories:

Рисуй

Кабинет методики физики во Владимирском пединституте
Кабинет методики физики во Владимирском пединституте

Остановившееся время. Мне кажется что, когда я вошел в этот кабинет и сделал этот снимок в прошлом году, я каким-то незаметным для меня образом попал в машину времени и вышел в 1977 году в этот самый кабинет. Кабинет методики преподавания физики.

Ничего не изменилось. Время замерзло.

Казалось сейчас откроется дверь и мягким галопом в аудиторию влетит профессор Турышев, собравший эту коллекцию штативов и тележек. 

Кто там был, тот помнит: "И вам неуд!" и "И вам неуд" и вам (дверь открывается и в нее просовывается голова декана Пестова) - "и вам неуд!".

С профессором Турышевым я впервые познакомился на первом курсе. Тогда, когда все нормальные студенты собирали картошку с полей Родины, недоразвитые и полудохлые вроде меня, отбывали свою повинность в институте. Что было куда как лучше, завидуйте работяги.

В тот момент профессор Турышев, Иван Кузьмич, был озабочен изданием каких-то методичек. Кто знает, эти методички может до сих пор переиздаются и раздаются студентам снова и снова. Кабинет не изменился, зачем менять методички, так?

Он искал кого-то, что бы сделать иллюстрации в эти методички. Нарисовать кубики и стрелки к ним и буковки. Это все, что с точки зрения художника все эти картинки были. Наборы линий и стрелок.

Я согласился попробовать, поскольку позади у меня была школа рисования в г. Гороховце. Я рисовал.

Он с энтузиазмом принял мои каракули. Оказалось, что у меня талант к рисованию линий и стрелок и точек и буковок. Так я попал к нему в сеть.

Потом, может с год спустя он снова подошел ко мне и попросил нарисовать картинки. Еще кучу линий и кучу точек. Не помню по какой такой причине, я решил отказать профессору. Кажется просто не было времени. Ничего такого.

Он предлагал заплатить... 50 копеек за рисунок... насколько помню. Это были деньги. Но я отказался, о чем потом сильно жалел.

Он не смог найти кого-то кто нарисовал лучше чем я и пришел в полное неуправляемое бешенство, в какое только может прийти мирный и безобидный профессор. 

После этого мой год превратился в полную пытку. Он пролетал мимо моего стола (в этой самой лаборатории мы появлялись раз в неделю, каждый раз за разным столом) и не смотря не в какие мои тетради, записи и так далее, произносил "А вам, Барашков, неуд!" и просто игнорировал меня до конца занятия.

Замечу, что мое имя он произносил неправильно, с ударением на последний слог. "БарашкОв!". В общем я не ждал ничего хорошего от предстоящего экзамена и готовился с отчаянием камикадзе. Мне нужно было, ну хотя бы 3. Если подтянуть другие предметы, то можно было получить стипендию, без нее был бы полных швах. Кушать было бы нечего. Двойка мне была совсем не нужна.

В этот семестр я не знал ни одного предмета лучше, чем методику преподавания физики.

Во время экзамена Иван Кузьмич так же приготовился. Приготовился меня завалить.

Я остался последним в кабинете. Один на один и началось. Ответы на вопросы не вызвали его большой реакции, хотя я пел как канарейка. Он начал задавать вопросы. Ну... это все-таки не теоретическая физика. Или математический анализ, так ведь? Память - это все что нужно для этого предмета.

Посмотрев на меня опять и опять... и с видимым сожалением он таки поставил мне пятерку.

Потом, через пару месяцев он опять попросил меня нарисовать картинки и в этот раз и десять других раз я больше никогда ему не отказывал. Я помню эти картинки меня спасли не раз от моего банкротства. Я всю жизнь был нищий, в том числе и в первую очередь, когда работал ассистентом в этом пединституте. Иногда он приносил достаточно картинок рисовать на половину месячной зарплаты... в 110 рублей и я специально только для его картинок держал рейсфедер и черную тушь и перья. Только для него вплоть до 80-х.

Он был мой спаситель. А я был его БарашкОв, который больше невы****я.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded